Глава 116. Послесловие. Мне есть что защищать. Часть 0

Анна была довольна, что финал Кубка по квиддичу затянулся. Вопросы, связанные с Кубком школы, её, как гриффиндорку, волновали мало - вряд ли Гриффиндор сможет его выиграть хоть когда-нибудь. Прошлогодний же финал Кубка Мира по квиддичу, на который её семья купила очень дорогие билеты, закончился в течение десяти минут, что оказалось ужасным разочарованием. Современные квиддичные матчи становились всё короче и короче из-за того, что снитч ловили слишком быстро. Эта проблема активно обсуждалась среди фанатов. В то время как производители мётел постоянно совершенствовали свои чары, никто не менял правила, регламентирующие скорость снитча, и поэтому матчи заканчивались всё быстрее и быстрее. В итоге на профессиональном уровне квиддич свёлся к состязанию, у кого глубже карманы, чтобы купить для своего ловца экспериментальную гоночную метлу получше. При таком положении вещей остальные игроки с тем же успехом могли наблюдать за игрой с трибун.

Все понимали, что с этим надо что-то делать, ситуация ухудшалась на протяжении столетий, а в последнее время стала совершенно невыносимой. Но Комитет по квиддичу Международной Конфедерации Магов погряз в привычных для МКМ сварах и яростных склоках между представителями Германии и Болгарии, которые не могли договориться, как именно следует изменить правила. Анне казалось очевидным, что нужно просто ускорить снитч так, чтобы игра длилась четыре-пять часов, как в начале девятнадцатого века — во время Золотого века квиддича. Но бельгийцы считали, что игра на профессиональном уровне должна длиться два часа, как во время La Belle Époque, когда в квиддиче задавала тон Бельгия. Сумасшедшие итальянцы хотели вернуть игры четырнадцатого века, длившиеся неделю. А совсем спятившие британские сторонники чистоты крови продолжали утверждать, что иногда случающиеся игры длиной в день лишь подтверждают, что в старые добрые времена всё было лучше, и уж мётлы точно не могли с тех пор стать быстрее. Эти фанатики словно забыли, что Запрет Мерлина работает вовсе не так.

Анна на сто процентов поддерживала Гарри Поттера в том, что для Хогвартса настало время перестать обращать внимание на этих мямль и ретроградов. Нужно просто изменить правила, и начинать надо здесь и сейчас. Но не стоит полностью убирать снитч - это приведёт к возвращению «куиддича» одиннадцатого века. И неважно, что директриса Пуффендуй добавила снитч в игру именно потому, что один из её учеников очень хотел играть, но не подходил ни на одну из привычных ролей. Идея снитча прижилась повсюду, потому что игра, которая может закончиться в любую минуту, становится более захватывающей.

Последние полчаса Анна во весь голос отстаивала эту точку зрения, уже мало обращая внимания на саму игру. Благодаря удачному стечению обстоятельств, её место оказалось рядом с Мальчиком-Который-Выжил и его плакатом, и потому ей удалось обозначить свою позицию с самого начала.

В глубине души Анна понимала, что, если правила квиддича действительно начнут меняться здесь и сейчас, это станет самым важным достижением в её жизни. Анна почти физически ощущала, как вокруг неё усиливается давление Времени, будто в этот самый день решается судьба квиддича, и она находится в самом центре событий… Впрочем, её оценки по прорицаниям были явно недостаточны, чтобы она могла в самом деле чувствовать нечто подобное.

Краем глаза Анна заметила, что в какой-то момент Мальчик-Который-Выжил встал и направился в уборную.

Анна обратила внимание на усталый вид Гарри Поттера, когда тот возвращался назад. Его даже немного шатало, но форма выглядела очень опрятно, словно он только что переоделся.

Полчаса спустя Анна заметила, как Гарри Поттер слегка покачнулся и ссутулился, а потом поднял руки к лицу и, похоже, стал тереть шрам на лбу. Анна немного забеспокоилась — все знали, что с Гарри Поттером что-то не так, и, если у Поттера болит шрам, возможно, это означает, что запечатанный у него во лбу ужас вот-вот вырвется и всех сожрёт. Но она отбросила эту мысль и продолжила на пределе голосовых связок объяснять факты из истории квиддича окружающим её невеждам.

И конечно же она заметила, как Гарри Поттер встал, всё ещё прижимая ладони ко лбу. Когда он опустил руки, Анна увидела, что его знаменитый шрам-молния воспалился и кровоточит. Кровь медленно стекала Поттеру на нос.

Анна прервалась на полуслове. Окружающие её ученики начали оборачиваться, чтобы посмотреть, что случилось.

— Профессор МакГонагалл? — голос Гарри Поттера дрожал, и в уголках его глаз Анна заметила слёзы. Это её потрясло: Мальчик-Который-Выжил не был похож на человека, который способен расплакаться. — М-м, профессор МакГонагалл? — сказал Гарри чуть громче. Казалось, ему тяжело говорить.

Профессор МакГонагалл, спорившая с квиддичной командой Пуффендуя, обернулась. Глаза ведьмы широко распахнулись, и она бросилась к Гарри, расталкивая людей на своём пути.

— Гарри! Твой шрам!

Молчание волной распространялось по трибунам.

— Похоже, — голос Гарри по-прежнему дрожал, но говорил он уже громче, — похоже, он возвращается. Кажется, я вижу… через разум Волдеморта…

Услышав имя Сами-Знаете-Кого, Анна отшатнулась и чуть не упала с трибуны. Ученик постарше, стоявший рядом с ней, испуганно вскрикнул, но этот крик почти никто не расслышал из-за вопля Мальчика-Который-Выжил:

— ОН ИХ УБИВАЕТ!

Теперь на Гарри Поттера смотрела половина стадиона.

— Ритуал! — выкрикнул Гарри Поттер. — Кровь слуг! Кровь и жизнь! Он призвал их, он забрал их головы, их кровь, их жизни, чтобы вернуть свою собственную… ТЁМНЫЙ ЛОРД ВОССТАЛ! ВОЛДЕМОРТ ВЕРНУЛСЯ!

Мадам Хуч пронзительно свистнула, и те игроки, которые всё ещё двигались в воздухе, начали замедляться.

Анна не понимала, шутит Гарри Поттер или нет. Подобная выходка даже Мальчику-Который-Выжил будет стоить таких неприятностей, какие Анне нелегко даже вообразить.

Палочка профессора МакГонагалл взметнулась в позицию для чар тишины, но Гарри Поттер схватил её за руку.

— Подождите… — выдохнул он уже тише, но дальнейшие его слова всё равно прозвучали достаточно громко, так что Анна и другие ученики, стоявшие рядом, отчётливо их услышали. — Его можно остановить… Я вижу его мысли, вижу его ошибку… сейчас его можно остановить… ПУТЬ ВСЁ ЕЩЁ ОТКРЫТ! ОНА ИДЁТ ЗА НИМ! УБИТАЯ ВОЛДЕМОРТОМ! — Гарри опять кричал. Анна недоуменно открыла рот. — ВЕРНИСЬ! ВЕРНИСЬ, ВЕРНИСЬ, ОЖИВИ И ОСТАНОВИ ЕГО! ОСТАНОВИ ЕГО, ГЕРМИОНА!

Гарри Поттер неожиданно замолчал и оглядел уставившихся на него учеников.

Анна уже почти было решила, что всё это просто невероятно бестактный розыгрыш, когда вдалеке послышался грохот.

Гарри Поттер покачнулся и упал на колени. Сердце Анны чуть не выпрыгнуло из груди. Ученики вокруг оживлённо загалдели.

Профессор МакГонагалл опустилась рядом с Поттером. Анне всё ещё удавалось расслышать его слова:

— Сработало, — выдохнул Гарри Поттер. — У неё получилось, его больше нет.

— Что?! — воскликнула профессор МакГонагалл, затем обернулась. — Тихо! Всем молчать! Гарри, что случилось?

Гарри Поттер затараторил быстро, но громко:

— Волдеморт… попытался возродиться… он призвал Пожирателей Смерти и убил их! Похитил их кровь и жизни… Там было тело Гермионы — не знаю, зачем, может Волдеморт планировал его как-то использовать… Волдеморт вернулся, воскресил себя, но Гермиона последовала за ним! Она его уничтожила! Его нет, всё кончено. Это произошло на кладбище недалеко от Хогвартса, — Гарри Поттер, всё ещё шатаясь, поднялся на ноги. — Думаю, где-то там, — он указал примерно в том же направлении, откуда донёсся грохот. — Не знаю точно, как далеко. Звук шёл секунд двадцать, поэтому, наверное, минуты две на метле…

Движением настолько гладким, что оно казалось неосознанным, профессор МакГонагалл приняла нужную позу:

Экспекто Патронум.

Затем обратилась к явившейся светящейся кошке:

— Ступай к Альбусу, скажи ему, что он должен немедленно явиться…

— Дамблдора нет! — закричал Гарри Поттер. — Профессор МакГонагалл, директора нет! Тёмный Лорд поймал его в ловушку, он обратил какую-то ловушку директора против него самого! Дамблдор заперт вне Времени, его нет!

Голоса перепуганных учеников вокруг зазвучали пронзительнее и напряжённее.

— Ступай к Альбусу! — приказала профессор МакГонагалл своему патронусу.

Кошка из лунного света лишь печально смотрела на неё. У Анны от ужаса перехватило дыхание, её словно кто-то ударил в живот. Это был не розыгрыш - всё, абсолютно всё было по-настоящему.

— Профессор МакГонагалл, Гермиона жива! — Гарри Поттер опять повысил голос. — Она в самом деле жива, она не инфернал или что-то в этом духе, и она всё ещё на кладбище!

— Метлу! — гаркнула профессор МакГонагалл. Она повернулась к игрокам, неподвижно зависшим над квиддичным полем. — Мне нужна метла. БЫСТРО!

Анна даже потянула руку вверх, протестуя против этого решения, но затем спохватилась. В это время к трибуне примчались ловцы Когтеврана и Слизерина (что было очень разумно со стратегической точки зрения, потому что они всё равно ничего не делали).

Гарри Поттер уже вытаскивал ещё одну — многоместную — метлу из своего кошеля.

Профессор МакГонагалл заметила, что он делает, и резко мотнула головой.

— Вы, мистер Поттер, останетесь здесь. Если, конечно, у вас нет какой-то очень серьёзной причины, чтобы лететь. Я отправляюсь немедленно.

— Вам нельзя! — пропищал профессор Флитвик. Он успел прокопать крошечный тоннель сквозь толпу и несколько раз даже пробежал у кого-то между ног. Глаза профессора были похожи на блюдца, он выглядел так, словно собирался упасть в обморок. — Минерва, вы обязаны остаться в Хогвартсе! Вы… вы… — судя по всему, профессору Флитвику было трудно говорить.

Профессор МакГонагалл развернулась к нему и замерла. Кровь отхлынула от её лица.

Затем она выдернула метлу из рук Гарри Поттера и вручила маленькому профессору-полугоблину.

— Филиус, — решительно заговорила она. Панические нотки исчезли из её голоса, её шотландский акцент звучал решительно — так же, как на занятиях по трансфигурации. — Осмотрите кладбище, про которое говорил мистер Поттер, найдите мисс Грейнджер. Аппарируйте её в святого Мунго и оставайтесь там вместе с ней.

— Мне кажется… — хрипло произнёс Гарри Поттер, — мне кажется, там в бою использовалась трансфигурация. Профессор Квиррелл пытался сражаться с Волдемортом… будьте осторожны…

Филиус Флитвик, уже забирающийся на метлу, кивнул.

— Профессор Квиррелл мёртв! — взвыл Гарри Поттер. В его голосе отчётливо слышалась боль. — Он мёртв! Его убил Тёмный Лорд! Его тело… — Гарри Поттер закашлялся. — Оно там, на кладбище.

Анна опять чуть не упала, её словно ударили в живот второй раз. Профессор Квиррелл был… одним из её самых любимых учителей. Он заставил её полностью поменять своё мнение о Слизерине. Краем сознания Анна понимала, что он, скорее всего, очень скоро умрёт, но слышать, что он действительно, по-настоящему умер…

Мальчик-Который-Выжил опустился на скамью, словно ноги его больше не держали.

Профессор МакГонагалл повернулась к толпе и коснулась палочкой своего горла.

— КВИДДИЧ ЗАКОНЧЕН, — прогремел её усиленный голос. — ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ В СПАЛЬНИ…

— Нет! — выкрикнул Гарри Поттер.

Профессор МакГонагалл обернулась к нему.

По лицу Мальчика-Который-Выжил текли слёзы. Казалось, его выкрик удивил его самого ничуть не меньше, чем всех остальных.

— Это последний план профессора Квиррелла, — срывающимся голосом сказал Гарри Поттер. Он посмотрел на игроков, которые парили неподалёку, будто обращаясь к ним напрямую. — Его последний план.

Профессор МакГонагалл отлевитировала Гарри Поттера в лазарет. Остальные профессора разбежались следить неизвестно за чем. На стадионе остались лишь профессор Синистра и мадам Хуч. По трибунам с бешеной скоростью распространялись слухи. Анна повторяла всё, что смогла запомнить из услышанного. Что-то случилось с Дамблдором, кто-то из Пожирателей Смерти был призван, а затем убит (нет, Гарри Поттер не сказал, кто именно), профессор Квиррелл отправился сражаться с Тёмным Лордом и погиб, Сами-Знаете-Кто вернулся и погиб снова, профессор Квиррелл мёртв, он мёртв.

Большинство учеников ушли в замок — поспать, если получится.

Анна осталась на стадионе и досмотрела игру, не обращая внимание на то, что тело требовало сна, а глаза периодически застилали слёзы.

Команда Когтеврана билась достойно.

Но ни одна команда не смогла бы победить слизеринцев сегодня.

Забрезжил рассвет, и Слизерин выиграл решающую игру, Кубок по квиддичу и Кубок школы.